Галерная улица (Красная)

Галерная улица возникла в 1720 году и названием своим обязана тем, что примыкала к Галерному двору (ныне Адмиралтейскому заводу), где строили галеры. Галерная улица возникла при следующих обстоятельствах:
В связи с постройкой Адмиралтейства возник вопрос о постройки в нем прядильного, канатного двора, т.е. канатной фабрики для оснащения такелажем парусных кораблей, стоившихся в Адмиралтействе. В начале Петр I колебался в выборе места для канато-прядильни.
Канаты изготавливались в Москве. Однако в 1718 году было признано более целесообразным устройство главной канатно-прядильни в Петербурге. В связи, с чем последовал указ "О бытии в Петербурге генеральному прядильному двору". В развитии этого указа 27 мая 1720 года последовало распоряжение: "на лугу, что против двора секретаря Осипа Павлова, для спуска канатов поставить из Адмиралтейской подрядной канцелярии прядильню в 6 колес и для клати пеньков и инструментов сделать амбар в 6 сажень и крыть кровлю и быть тому строению на том месте, доколе под прядильню состроены будут мазанки, как те мазанки состроются, тогда оный амбар сломать. Через месяц распоряжением от 30 июня 1720 года было указано и место - "прядильню в одно жилье делать позади двора светлейшего князя (т.е. нынешнего здания Сената) и уступить от этого двора улицу". Таким образом, одновременно с устройством прядильного канатного двора пробивалась и Галерная улица.
О канатном дворе дает представление описание его в 1724 году, где известным камер-юнкером Герхгольцем, состоявшим в свите герцога Голштинского, жениха старшей дочери Петра I Анны Петровны (матери императора Петра III). Из этого описания мы знаем, что Петровский канатный двор на Галерной улице представлял собою расположенные с некоторым интервалом 3 дома, "из которых каждый тянется ровно на полверсты имея 750 локтей в длину и 20 шириной"… Возле третьего двора, кроме того, построено еще три дома, которые все вместе равняются прежде названным, и в которых хранится пенька, лен. Все это вместе окружено каналом и плетеным забором.
В 1717 году от Адмиралтейства был прорыт канал, трасса которого проходила по нынешнему Александровскому саду, параллельно Адмиралтейскому проспекту и затем по Конногвардейскому бульвару. Канал впадал в прорытый в том же году Крюков канал у "Новой Голландии".
В 1845 году Адмиралтейский канал был заключен в трубу и на не был разбит существующий бульвар. Крюков канал, как и многие другие каналы, был прорыт для осушения болотистой местности. Адмиралтейский же канал должен был служить для хранения доставляемого в Петербург корабельного леса.
В 1720 году явилась идея создать в районе Конногвардейского бульвара и Галерной улиц искусственный островок, на котором разместить склады горючих и огнеопасных корабельных материалов как-то смолы, пеньки, корабельного леса и т.д. С этой целью от Адмиралтейского канала в том месте, где он пересекал будущий Сенатский проспект, прорыли отросток до Галерной улицы и затем продлили его по Галерной улице доведя до Крюкова канала, пересекающего в то время площадь Труда. Таким образом, получился островок, существовавший до последней четверти XVIII века, когда 2-ой Адмиралтейский канал на Галерной улице был засыпан. В 1786 году канатный двор был ликвидирован. Вся левая сторона Галерной улицы поступила под застройку частным лицам. Однако при Павле I продажа участков земли на территории бывшего канатного двора была приостановлена, и на непроданной еще части этой территории от Замятина переулка до Благовещенской площади в 1797 году возведено унылое, длинное 2-х этажное здание морских казарм.
В 1847 году производится полная перепланировка Благовещенской площади. Было решено нецелесообразным оставлять на Галерной улице унылое здание-коробку Павловских морских казарм, и была разрешена продажа участков частным застройщикам на всем протяжении Галерной улицы. Всех же желавших купить участок бывших Павловских казарм не нашлось, и этот участок так и остался за казной. Галерная улица по своей нечетной (правой) стороне представляла собой "задворки" домов, выходивших на Английскую набережную.
Даже после того, как Галерная улица застроилась на всем своем протяжении, многие дома принадлежали тем же владельцам, которые имели дома на Английской набережной.
Например, старинные дома № 5,7,9 по Галерной улице построенные еще в начале XIX века принадлежали соответственно княгине Тенищевой, графине Праскевич-Эриванской и графине Воронцовой-Дашковой, которые на Английской набережной принадлежали дома № 6,8,10, упирающиеся своим задним фасадом в дома № 5,7,9 по Галерной улице. Как и Английская набережная. Галерная улица была застроена в значительной степени домами, принад-лежавшими родовитым аристократам.
Дом № 17 и 58 гр. Бобринским, дом № 19 - гр. Орлову-Давыдову, дом № 23 гр. Скаржинскому В.В., дом № 27 - великому кн. Андрею Владимировичу, дом № 35 - гр. Игнатьевой Е.В., дом № 51 - гр. Кампист Н.А., дом № 38 и 55 - вел.кн. Михаилу Александровичу, дом № 69 - вел.кн. Павлу Александровичу, дом № 77 - кн. Долгорукой.
Интересны дома: Дом № 9. В начале XIX века здесь был построен небольшой скромный, сохранившийся по ныне 2-х этажный дом, примыкавший к заднему двору дома Остермана на наб. Красного флота №10. В августе 1819 года здесь поселился адъютант Остермана, поручик лейб-гвардии Павловского полка, И.И. Лажечников, впоследствии писатель, автор "Ледяного дома". В этом доме был А.С. Пушкин, в частности для того, чтобы вызвать на дуэль проживающего здесь майора Денисеевича. Дуэль не состоялась, т.к. Денисевич извинился.
Интересен дом № 12. В этом доме проживал Салтыков-Щадрин. Время, прожитое на Галерной улице, было, пожалуй, самым счастливымв трудной и во многом трагической жизни Михаила Евграфовича.
Дом, в котором он снял квартиру в мае 1856-го года, сохранился с некоторыми изменениями. В середине XIX века Галерная – одна из старейших улиц города (она когда-то вела к Галерной верфи), застраивалась доходными домами, постепенно приобретая вид каменного коридора. Несколько строений здесь принадлежали купцу – миллионеру Утину, в том числе и тот, в котором жил Салтыков. С ним связаны иронические строки писателя в декабрьской за 1863 год хронике «Наша общественная жизнь»: «… ежели И.О. Утин задумает строить новое палаццо в Галерной улице…».
С детьми Утина (у него было шесть сыновей и дочь) Салтыков в течение всей последующей жизни был хорошо знаком. Борис Утин, юрист и общественный деятель, в конце 1850-х преподавал в Петербургском университете. Николай Утин – известный революционер шестидесятых годов. Братья Утины всегда высоко ценили литературный талант Салтыкова и понимали огромное значение его литературной деятельности. Так, адвокат и литератор Евгений Утин, говоря в последствии о 1860-х - 1880-х годах, называл Салтыкова «законным вождем современной литературы».
Когда Салтыков поселился вдоме Утина, ему было тридцать. Всего несколько месяцев назад вернулся из ссылки.
Петербург 1856 года был разительно не похож на тот, который молодой писатель оставил в 1848-м. Только что закончилась Крымская война, столица, как и вся страна, ожидала перемен.
В России начала складываться революционная ситуация. Александр II вынужден был признать необходимость реформ. Захваченный всеобщим подъемом, в котором жил тогда Петербург, Салтыков поступает на службу в министерство внутренних дел, которое тогда занималось разработкой будущих реформ. Позже в своих сатирах он назовет это министерство «Ведомством предвкушения свобод» и «Министерством Препон и Неудовлетворений».
Отсюда с Галерной, Салтыков направлялся на службу – на набережную Фонтанки, где на углу Чернышевой площади (ныне площадь Ломоносова) находилось здание министерства. Сейчас это дом № 57 по набережной Фонтанки, где размещается типография им. Володарского. Кстати, интересно напомнить, что в 1840-х годах здесь служили Герцен и Тургенев.
В доме на Галерной Салтыков написал статью «Стихотворения Кольцова», в которой поднял вопросы, выходившие далеко за рамки анализа стихов поэта.
Эстетические взгляды писателя, выраженные в этой программной статье, получили свое воплощение в «Губернских очерках», завершенных в доме Утина.
На титульном листе первого отдельного издания было напечатано: «Губернские очерки. Из записок отставного надворного советника Щедрина. Собрал и издал М.Е. Салтыков». Отныне «Щедрин» навсегда становится псевдонимом писателя.
Именно эта книга сделала его имя широко известным. Высокую оценку этому произведению сразу же дал Николай Гаврилович Чернышевский. «… «Губернскими очерками», - писал он тогда, и долго будет гордиться наша литература. В каждом порядочном человеке русской земли Щедрин имеет глубокого почитателя. Честное имя его между лучшими, и полезнейшими, и даровитейшими детьми нашей Родины».
В «Губернских очерках» автор нарисовал необычайно яркую сатирическую картину нравов и быта современной ему крепостнической России. Это его первое сатирическое произведение. В сущности, на Галерной он родился как сатирик.
Вернувшись из ссылки, Салтыков быстро восстановил свои старые литературные связи и завел новые знакомства. Часто встречался со многими писателями, артистами, художниками. Некоторые из них бывали на Галерной – например, Александр Дружинин, известный критик и беллетрист, с которым Салтыкова связывали приятельские отношения ещё до ссылки. Долгие вечера здесь проводили Павел Анненков – историк литературы и критик, сотрудник «Современника» и «Отечественных записок», пристально следивший социальными учеными Запада, лично знавший Карла Маркса. Дружба Салтыкова и Анненкова, длившаеся всю последующую жизнь, возникла именно в это время. Навещал Салтыкова в доме Утина его лицейский товарищ Алексей Унковский и другие.
Летом 1857-го на Галерную приехал Николай Александрович Некрасов – редактор журнала «Современник», чтобы предложить писателю дать какое-либо произведение для его журнала. Впоследствии Салтыков стал одним из ведущих сотрудников «Современника».
На Галерной Салтыков прожил около двух лет. Весной 1858-го вместе с женой выехал из Петербурга к месту своей новой службы – в Рязань, на должность вице-губернатора.
Дом № 60. Великолепный частный дворец, построенный архитектором Л. Руска в 1790-е годы для Мятлевых. В начале XIX века дом перешел к сыну Екатерины II от гр. Орлова - гр. Бобринскому и находился во владении рода Бобринских вплоть до 1917 года. В Пушкинскую пору ее хозяевами были граф и графиня Бобринские. Граф доводился внуком Екатерины II. Графиня, урожденная Самойлова, в молодости была фрейлиной вдовы Павла I и славилась, по свидетельству Вяземского, "редкой любезностью" и "неотразимой очаровательностью". Фрейлиной не на шутку были увлечены В.А. Жуковский и В.А. Перовский (друг Жуковского и брат писателя Антония Погорельского), но внук Екатерины оказался удачливее и в 1821 году ввел ее хозяйкой в свой дом. Жуковский сохранил дружеские отношения с Бобринскими и вместе со своими друзьями - Пушкиным, Вяземским, А. Тургеневым, братьями Виельгорскими - посещал их салон. Вяземский вспоминал: "Салон… был ежедневно открыт по вечерам.
Тут находились немногие, но избранные… Дипломаты, просвещенные путешественники находили тут осуществление преданий о том гостеприимстве, о тех салонах, которыми некогда славились западные столицы". Великолепные интерьеры (они заново создавались в 1820-х годах и частично сохранились) составляли не только "фон" великосветской жизни, но и становились неотъемлемой частью той высокохудожественной атмосферы, которая создавалась присутствием замечательнейших талантов. Дворец занимает большой участок, выходящий на Ново-Адмиралтейский канал. Перед дворцом разбит сад, обнесенной высокой каменной оградой с рядом бюстов и в стиле барокко на верхней кромке ограды.
В углу сада у ограды арх. Русска построил оригинальную беседку и павильон. Дворец - усадьба Бобринского является одним из лучших творений Русска в области усадебного строительства. Фасад двора со стороны Галерной улицы разработан в стиле Палладия. Весьма эффектно применены аттики для завершения выступа. Садовый фасад украшен рядом колонн, поднимающихся прямо от земли. Центральная часть садового фасада имеет рустованный портик, на котором установлены четыре колонны перекрытые фронтоном. Внутри дом отлично распланирован. Особенно хороши лестница и верхний вестибюль.
Интересны также ворота со стороны Галерной улицы. Дворец отлично сохранился и является образцом барских усадеб XIII века.
Дом № 53. В 1829-30г. был построен ныне существующий 4-этажный дом. Дом имеет гладкий фасад, и лишь бельэтаж был украшен двумя небольшими балконами. Дом принадлежал вдове Брискорна.
Родоначальником Брискорнов в Петербурге был придворный аптекарь Максим Брискорн, количество детей которого могло соперничать лишь с числом склянок в его аптеке. Сын Брискорна Федор Максимович воспитывался с побочным сыном Павла I, известным Семеном Великим, и дослужился до сенатора.
Имея тяжбу с некой вдовой Струковой, которой принадлежала часть этого участка, выходившего на Английскую набережную (дом № 52) Ф.М. Брискорн "для решения дела" в 1807 году женился на этой вдове.
С осени 1831 года по 1832 год в этом доме проживал А.С. Пушкин с молодой женой, платя за квартиру 2500 руб. в год. В связи с большими расходами, Пушкин признавался, что "женясь, я думал издерживать втрое против прежнего, вышло в десятеро".
Пушкин женился в Москве, лето и часть осени провел в Царском Селе, откуда перебрался на приготовленную квартиру на Вознесенском проспекте (Дом №47). Однако несколько дней спустя поэт сообщал своему другу П.В. Нащокину: "…я был принужден переменить мною нанятый дом. Пиши мне: На Галерной в доме Брискорн".
Дом тайной советницы О.К. Брискорн и стал практически первой семейной квартирой поэта в Петербурге. Здесь Пушкин был занят подготовкой к изданию альманаха "Северные цветы на 1832 год", который выпускался в память недавно скончавшегося А.А. Дельвига.
В марте 1832 года в этом доме Пушкин начал поэму "Езерский", главным действующим лицом которой был выбран петербургский чиновник, потомок обедневшего дворянского рода. Поэма осталась неоконченной, но ряд ее элементов и сам герой перешли в позже написанную "петербургскую повесть" "Медный всадник". Любопытно, что в одном из набросков "Езерского" упоминается, что герой "на углу Галерной жил" в другом варианте Пушкин указывает его "адрес": "в том доме, где стоял и я".
Посетивший в этом доме Пушкина В.А. Сологуб отмечал, что тот "жил в довольно скромной квартире". Пушкин и сам не очень был доволен снятым наспех жильем и в мае 1832 года переехал в Литейную часть города.
С 1887 по 1888 в этом доме проживал знаменитый путешественник Миклуха- Маклай.
Дом № 40. В этом дому жил и умер в 1848 году архитектор Василий Петрович Стасов, один из виднейших зодчих первой половины XIX века.
В доме № 77 жил выдающийся врач-терапевт, ученый, педагог и общественный деятель Сергей Петрович Боткин. В 1860 году тогда еще молодой врач, но уже известный своими научными исследованиями, приглашается Медико - хирургическую академию (так до 1881 года называлась
Военно-медицинская академия) и после защиты диссертации через год избирается профессором. Весьма значительный вклад Боткина в организацию новой для того времени системы общественного здравоохранения в Петербурге. В 1881 году он избирается гласным (т.е. депутатом) Городской думы. Где с большой энергией отдается работе в комиссии общественного здравия, руководя фактически всей ее деятельностью. Здание сохранилось, но позднее было надстроено третьим этажом. На фасаде мемориальная доска: "Здесь с 1878 по 1889 г. жил и работал во славу отечественной медицины Сергей Петрович Боткин".


Вы можете добавить "Галерную улицу" в "Мои источники".

Комментарии (0)

добавить комментарий

Добавить комментарий

показать все комментарии
Информация

Посетители, находящиеся в группе гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.