Мой адрес — не дом и не улица…

Вспомните — случалось ли так, что вы не могли найти номер нужного вам дома и до изнеможения кружили по, казалось бы, знакомым улицам города? Бывало ли так, что вместо одной улицы вы приезжали на другую или безуспешно разыскивали переулок, о котором не знает ни один местный житель?


Казалось бы, в Петербурге, построенном по строгому плану, никакой путаницы с улицами и домами быть не должно. Но нет! В городе на Неве есть десятки «проклятых» мест, найти которые не могут не только гости города, но и коренные петербуржцы.

Улицы-двойники

Начнем с того, что в Петербурге есть улицы-двойники — они называются одинаково, но располагаются подчас в совершенно противоположных частях города. Например, существуют по меньшей мере 20 Железнодорожных улиц, примерно столько же Полевых и Садовых.

— Это связано с тем, что раньше Парголово, Красное Село, Петергоф, Стрельна и остальные поселки считались отдельными населенными пунктами, а теперь являются частью Петербурга, — объяснил такое многообразие сотрудник ГУИОНа (Городского управления инвентаризации и оценки недвижимости) Дмитрий Соболев. — Рядом с каждой железнодорожной станцией всегда была Железнодорожная улица, рядом с садом — Садовая и так далее.

Гораздо более путают петербуржцев и гостей Северной столицы одинаковые названия в самом городе — например, Казанская улица в Красногвардейском районе и Казанская рядом с Казанским собором. Есть Софийская улица во Фрунзенском районе, а есть в Парголово.

Тайна Волхонского шоссе

Еще больше путаницы вызывает Волхонское шоссе в южной части города. Казалось бы, чего проще — найти там дом под номером 33. Но на деле на Волхонском шоссе домов номер 33 минимум три, а то и четыре!

— Когда-то это шоссе проходило сразу через четыре населенных пункта — через Володарскую, Александровскую, Стрельну и собственно южную окраину Петербурга, — рассказывает член бюро «Топонимическая комиссия Петербурга» Андрей Рыжков. — Поэтому нумеровали дома каждый раз заново, причем в разные стороны. Так и получилось, что каждый дом на Волхонском шоссе в четырех экземплярах, что создает огромное неудобство для почтовых служб, таксистов, да и просто жителей!

Казалось бы, в центре города на улицах запутаться трудно — линии Васильевского острова, Советские и Красноармейские улицы в Центральном районе вычерчены как по линейке. Но не тут-то было!

— Когда-то я жил в районе метро «Технологический институт», — вспоминает Андрей Рыжков. — На одной из Красноармейских улиц. Всех гостей, разыскивающих мой дом, приходилось встречать — их буквально вводило в ступор то обстоятельство, что улицы идут не по порядку! Сначала все вроде правильно — первые семь улиц друг за другом, но потом вместо 8-й Красноармейской неожиданно появляется 13-я Красноармейская! И только потом — восьмая, девятая и так далее. Этот уличный «бред» имеет свое историческое объяснение — до революции улицы назывались Ротными — 1-я Ротная, 2-я Ротная… А еще существовала Заротная улица — вот ей-то и дали, не особо задумываясь, номер 13-й, нарушив тем самым порядок нумерации улиц.

«Бездомные» улицы

Путаница с номерами улиц — это просто ерунда по сравнению с путаницей номеров домов. Все сталкивались с такой ситуацией — адрес дома 11а на Пушкинской улице в новостройках в Шушарах отнюдь не означает, что этот дом имеет непосредственное отношение к Пушкинской улице. На самом деле нужный дом от Пушкинской улицы отнесен чуть ли не на километр. Такая ситуация типична для новостроек в Шушарах, на Удельной, в Коломягах. Это получилось из-за того, что дома построили раньше, чем дали названия улицам, на которых они находятся.

— Процесс называния новой улицы довольно долгий, может длиться полгода-год, — рассказывает Андрей Рыжков. — А строителям надо сдавать дома в эксплуатацию, поэтому они не ждут, когда улицам дадут названия, а просят приписать вновь построенные дома к уже существующим улицам, пусть и расположенным в сотнях метров. Недолго думая все дома в Шушарах «ставили» на Пушкинскую улицу, а горожане теперь, чертыхаясь, ищут загадочные корпуса.

В районе Удельной вообще творятся удивительные вещи — там есть улицы, на которых нет ни одного дома! То есть на самом деле дома-то на улицах Олонецкой, Любимской и Мезенской стоят, но официально они относятся к Удельному и Костромскому проспектам.

— Все дело в том, что эти улочки в 60-е годы прошлого века решили лишить их имени и сделать безымянными проездами, — рассказывает Андрей Рыжков. — Сказано — сделано. Все дома пронумеровали заново и «пристроили» к соседним крупным проспектам. А вот в 90-е годы справедливость восстановили и улицам вернули их исторические названия. Но заниматься повторной перенумерацией домов никто не стал — так и остаются эти улицы «бездомными».

Милицейское упрямство

Но порой происходит с точностью до наоборот — улицы давно канули в Лету, а дома, приписанные к ним, еще стоят. Так живут деревянные дачные домишки, оставшиеся с советских времен и вошедшие в черту города — живут среди оживленных проспектов на несуществующих улицах. По закону перенумеровывать дома без инициативы собственника жилья нельзя — а пожилым пенсионерам новая нумерация своего старого дома совсем не нужна. Кстати, не нужен новый адрес и стражам порядка в Красногвардейском районе. 26 отделение милиции всегда находилось на 4-й Жерновской улице, дом 11. Но в 70-е годы 4-ю Жерновскую улицу упразднили, сделав ее частью Ириновского проспекта. Улицы давно нет — а отделение милиции все еще находится в доме 11 по 4-й Жерновской.

— Некоторые улицы переименовали уже больше двадцати лет назад, но не надейтесь найти новые таблички на домах, — вздыхает Андрей Рыжков. — Своеобразный рекорд побила улица Дачная недалеко от Петергофа — ее еще в 1983 году официально переименовали в улицу Немкова. Но власти «не спешат» менять таблички, и до сих пор улица по факту именуется Дачной.

Такая же ситуация произошла и с улицей Коноплянникова. Ей в 1993 году вернули историческое название Луизинской. Но, видимо, жителям грустно расставаться с «веселым» названием, поэтому ни одного упоминания о Луизинской улице на домах найти невозможно.

Кошмар для москвича

С путаницей домов и улиц пытаются бороться работники ГУИОНа — по их словам, неразбериху советских времен за последние двадцать лет удалось устранить — перенумеровывая дома, заново называя улицы. Правда, признаются чиновники, за это же время нагородили немало новых несуразностей. С одной стороны, такие нелепости раздражают коренных жителей и пугают и приводят в недоумение гостей города. Но с другой стороны — эти странности придают Северной столице особенный шарм, элемент непредсказуемости и таинственности.

— Мы часто используем спорные моменты, когда прокладываем новые маршруты, — рассказал «МК» в Питере» организатор соревнований по городскому ориентированию «Бегущий город» Игорь Голышев. — Например, многие путают Аптекарский переулок у Спаса на Крови и Аптекарский проспект на Петроградке. Иногородние участники никак не могут разобраться в наших Малых, Больших и Средних Невах и Невках, не говоря уж о линиях Васильевского острова и Больших и Малых проспектах в двух экземплярах. А несчастные москвичи вообще становятся жертвами сокращений. В Петербурге слово «проспект» сокращается до «пр.», а «переулок» до «пер.». В Москве же «пр.» — это как раз «переулок», а проспект — это «просп.». Для них различить проспекты и переулки в Питере — одно из самых сложных заданий.

Любовь Румянцева
МК-Путаница
mk-piter.ru

Вместо ГБР — в суд!

Многим петербуржцам приходится ездить по делам в ГБР (Городское бюро регистрации прав на недвижимость). Находится оно на Васильевском острове в доме 3 в Галерном проезде. Большинство горожан, не имея представления о существовании такого проезда, едут прямиком на Галерную улицу, 3, — где раньше располагался архив, а сейчас поселили Конституционный суд. Говорят, служащие в здании архива на Галерной улице уже привыкли объяснять незадачливым просителям, что они пришли не по адресу, а между проездом и улицей несколько километров разницы.

За что обидели Римского-Корсакова?

По словам краеведов, Жилищный комитет очень халатно относится к уличным табличкам, внося еще больше путаницы на городские улицы. Так, на улице профессора ИвашенцОва несколько табличек носят не имя знаменитого профессора-инфекциониста, а имя малопонятного Ивашенцева.

— Есть минимум три дома на Малой, Большой и Средней Подьяческой улицах, где какой-то грамотей вставил вместо мягкого знака твердый, — возмущен Андрей Рыжков. — А совсем вопиющий случай — это новенькая надпись на доме на проспекте Римского-Корсакова — его там обозвали проспектом «Римского-КорсакОГО»!

После таких случаев как-то неловко говорить о том, что мы живем в культурной столице — уж больно безграмотные у нас улицы!

Вы можете добавить "Галерную улицу" в "Мои источники".

Комментарии (0)

добавить комментарий

Добавить комментарий

показать все комментарии
Информация

Посетители, находящиеся в группе гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.