Узники дома, которого нет

Пенсионеры из дома 30/32 по набережной канала Грибоедова боятся лишиться квартир, ради которых они трудились 30 лет

В конце 70-х годов, когда эти люди устраивались на работу в тогдашний Ленинградский финансово-экономический институт, им предоставили квартиры в здании, расположенном на территории вуза, и много лет кормили обещаниями дать собственное жилье. Теперь на старости лет обитатели злополучного дома боятся оказаться бездомными. Городские власти не могут помочь им – администрация Центрального района говорит, что не знает о существовании их дома. А его обитателей нет даже в списке избирателей.

Пенсионерка, ветеран труда, инвалид II группы Людмила Павлова не знает покоя ни днем, ни ночью. Она ждет, когда в ее квартире появятся судебные приставы и выкинут ее вон вместе с сыном и нажитым за 30 лет имуществом. Иск о выселении ей вчинил Санкт-Петербургский государственный университет экономики и финансов (ФИНЭК), в котором Людмила Павлова работает с 1979 года. Куйбышевский федеральный суд умудрился потратить год на рассмотрение этого дела и в конце концов встал на сторону сильнейшего. Вынес постановление о выселении Людмилы Павловой из квартиры, в которой она прописана. Повод для выселения: ФИНЭК хочет сделать капремонт в этой квартире – едва ли не единственной в этом доме, где капремонт не требуется. Пенсионерка пыталась доказать суду, что ремонт всего лишь предлог, чтобы выдворить ее из квартиры, взамен которой университет предложил ей комнату площадью 16 метров. И находится это помещение в таком ужасном состоянии, что едва ли годится для человеческого жилья. За год судебной тяжбы Людмила Дмитриевна потратила все свои сбережения и не знает, как быть дальше. Нетрудно вообразить, каково будет пожилой женщине, с гипертонией, жить в 16-метровой клетушке с взрослым сыном, зная, что и это жилье всего лишь временное. Дело в том, что университет вынуждает Павловых подписать договор временного найма сроком на 5 лет. Что с ними будет дальше – мать и сын боятся даже думать.

У других обитателей дома 30/32 «Б» положение не лучше. Они поселились здесь в конце 70-х – начале 80-х, получили прописку, временные ордера на жилье и обещание от института предоставить им собственные квартиры. Вера Шумаева как сегодня помнит тот день 1991 года: когда все начали приватизировать свое жилье, она пришла к Ольге Дроздовой, которая в то время занималась в институте жилищными вопросами, и попросила выдать постоянный ордер на квартиру.

– А она мне говорит, мол, что вы переживаете, зачем вам этот ордер, если мы скоро вас расселим? – рассказывает Вера Шумаева. Она и многие другие поверили тогда руководству института. И остались в итоге ни с чем. По словам жильцов, ФИНЭК принимал долевое участие в строительстве, по разным данным, от трех до пяти жилых домов на территории Петербурга, с тем чтобы улучшить жилищные условия своих сотрудников. Университету полагалось 10 процентов квартир в построенных домах. Но обитатели злополучного дома утверждают, что на самом деле в них поселились лишь 4 процента сотрудников ФИНЭКА. Теперь люди уверены, что их квартиры кто-то продал и положил денежки себе в карман. Правда это или нет – вопрос к контролирующим органам. Более того, жильцы дома 30/32 «Б» утверждают, что квартиры в новых домах достались, как это часто бывает, проректорам, бухгалтерам, паспортистам, членам профсоюза и жилищной комиссии – даже тем, у кого уже было жилье. А простые работяги, которым новые квартиры не достались, остались жиль в доме с гнилой проводкой, вечно протекающими трубами, дырами в полах и протечками на потолках. Остались на птичьих правах, поскольку университет не позволяет им приватизировать жилье и не заключает договоры социального найма, ссылаясь на то, что это здание – федеральная собственность и приватизировать его нельзя.

Недавно обитателям дома 30/32 «Б» окончательно дали понять, что они тут лишние и считаться с ними никто не намерен. В их квартиры университет стал вселять студентов и преподавателей.

– Просыпаешься утром, а по твоей квартире ходят посторонние люди, – рассказывает Вера Шумаева, к которой вселили 10 человек. А у Веры Сидорко поселилась преподаватель вуза, которая привезла с собой мужа, ребенка и родителей. Все эти люди, по мнению жильцов, поселились в доме незаконно – университет не предоставил им прописки.

Но главная беда в том, что нищие пенсионеры вынуждены платить за электричество, воду и прочие коммунальные блага, которые потребляют посторонние люди.

– Они платят университету 2 тысячи рублей в месяц, а мы платим за свет, который они сжигают! – говорят пенсионерки, впадая в отчаяние от такого произвола. Вдобавок к тому, что люди вынуждены жить, по сути, в коммуналке, сотрудники университета не позволяют им получать положенную малоимущим компенсацию за коммунальные услуги. Начальник жилищно-бытового управления отказывается подписывать им справки, которые необходимо отнести в собес. И объясняет она свое поведение тем, что у жильцов имеется задолженность за коммунальные услуги.

Едва ли не самое печальное в этой истории то, что пожилым людям, честно трудившимся всю жизнь и оказавшимся в таком унизительном положении, неоткуда ждать помощи. До Москвы, как известно, далеко, а власти Центрального района, куда жильцы пробовали обращаться за помощью, лишь разводят руками: дескать, мы знать не знаем про ваш дом. А приходя на выборы, эти люди не могут реализовать свое конституционное право – их просто нет в списках избирателей.

Эти несчастные люди могут полчаса подряд перечислять названия государственных органов и фамилии чиновников, куда они писали или ходили за помощью. Только все впустую. А те, кто решает их судьбу, говорят им прямо в лицо: дескать, жаловаться бесполезно, у нас все «схвачено».

Тем временем руководство университета уверяет, что жильцам дома 30/32 «Б» нечего бояться – они получат квартиры, когда будет построен новый дом. Однако пока у университета нет даже пятна под застройку. По словам проректора вуза Веры Морозовой, есть договоренность с губернатором Ленобласти Валерием Сердюковым о предоставлении земли. Получается, что жильцов злосчастного дома ждет переезд в соседний регион, чему они вряд ли будут рады.

«НВ» будет следить за судьбой жильцов этого дома.

прямая речь

Вера Морозова, проректор Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов:

– К сожалению, университет, как и многие другие бюджетные организации, вынужден решать проблемы, связанные с ведомственным жилым фондом, в котором проживают как действующие, так и бывшие сотрудники университета. В свое время университет ходатайствовал перед администрацией Центрального района о постановке на общегородскую очередь граждан, проживающих в общежитии по адресу: набережная канала Грибоедова, дом 30/32 «Б», и тех, кто прекратил трудовые отношения с университетом. В ближайшее время в наших планах строительство многоквартирного жилого дома, в котором в первую очередь будут предоставлены квартиры жильцам этого общежития, так как университет заинтересован в скорейшем освобождении данного здания и использовании его в интересах учебного заведения.

 

комментарий юриста

Елена Новикова, адвокат:

– Дом, находящийся на территории ФИНЭКа, является жилым с момента его постройки. Согласно документам из ПИБ, дом никогда не был общежитием или учебным корпусом, как утверждает ФИНЭК. И, подселяя людей в квартиры к жильцам, университет нарушает положения Конституции РФ и статьи 1, 10, 12, 13, 14, 22, 23 Жилищного кодекса.

Помимо этого начальник жилищно-бытового управления Галина Забродина превышает свои полномочия – не выдает справки формы 9 и 7, что квалифицируется законом как самоуправство в соответствии со статьей 330 УК РФ. Из-за ее незаконных действий люди не могут подать документы в госучреждения для оформления льгот и компенсаций. Также в доме есть жилые помещения, которые университет превратил в нежилые (бельевая и типография), в которых зарегистрированы люди. Они вынуждены проживать где угодно, только не в квартирах, где прописаны. Мне известны случаи, когда самоуправно вскрывали двери в квартиры и выселяли людей из жилых помещений, которые им предоставил университет. Пока люди находились на работе, их вещи выкидывались на лестницу, в связи с чем был нанесен ущерб имуществу, моральный и материальный вред. После таких действий ФИНЭКа многие пожилые люди попадали в больницу.

Кроме того, людей заставляют подписывать договоры коммерческого найма с тарифами, установленными университетом, не разрешают ставить свой личный автотранспорт во дворе, в квартирах не установлены счетчики на электроэнергию, ФИНЭК сам начисляет квартплату по своим собственным тарифам.

Одним словом, полагаю, что в этих фактах должна разобраться прокуратура и отстоять права граждан, которые, на мой взгляд, грубо ущемляются.

 

// Валерия Брагинская



Вы можете добавить "Галерную улицу" в "Мои источники".
Хотите получать самые актуальные новости сайта на свои мобильные устройства? Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен!

Пожаловаться на статью

Комментарии (0)

добавить комментарий

Добавить комментарий

показать все комментарии
Информация

Посетители, находящиеся в группе гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.