Здесь ковался заговор...

На некогда престижной Английской набережной нет здания, историю которого сегодня нельзя было бы восстановить с достаточной точностью. Историю скромного старинного дома № 52 по Английской набережной тоже можно реконструировать начиная с 1719 года, когда хозяином участка был «конторский подьячий (писарь. – В. А.) Михаил Фомин», обязавшийся «строиться в предыдущем году». Обещания своего писарь не исполнил, и его владение в том же году отдали известному петровскому стольнику Автоному Михайловичу Головину.

'Здесь


Год спустя Головин умер, но его сын Сергей Автономович, капитан лейб-гвардии Семеновского полка, возвел к 1734 году каменный дом «на 12 саженях» по фасаду, попросив свободные десять саженей передать другому владельцу. Семья Головиных долго жила в этом доме, и только в 1770 году вдова продала его английскому негоцианту Гильберту Лангу, придворному фактору, т. е. поставщику. Через десять лет владение от душеприказчиков умершего купца перешло к прусскому консулу Иоганну Фридриху Маасу. Имущество и должность отца в 1788 году унаследовал купец Иоахим Маас, тоже успешно торговавший с Германией и Швецией.

В 1796 году в особняк, насчитывавший 22 покоя, въехала Ольга Александровна Жеребцова, красавица сестра Платона Зубова, последнего фаворита Екатерины II. Она владела домом десять лет, и в нем ковался заговор против императора Павла I. Душой заговора был любовник Жеребцовой – английский посол лорд Джордж Уитворт. Когда лорда в 1800 году по этой причине выслали из России, Жеребцова последовала за ним, но после нескольких скандалов вернулась в Петербург.

Вероятно, при ней фасад дома получил классицистический фасад: центральный ризалит оформлен портиком с коринфскими пилястрами и балконом и завершен треугольным портиком. От того времени на первом этаже сохранилась небольшая спальня с экседрой и двумя дорическими колоннами.

У Жеребцовой особняк купил генерал-майор Григорий Гаврилович Ломоносов (1767 – 1810), умерший от боевых ранений. Кутузов отзывался о нем как об «умном человеке». Сын генерала Сергей, лицейский соученик Пушкина, был дипломатом и первым российским послом в Бразилии. В 1807 году его мать хотела продать дом вместе с «коллекцией картин лучших мастеров», доставшейся, вероятно, от Голицына. С 1810 года появляется новый владелец – генерал-адъютант Яков Алексеевич Потемкин (1781 – 1831), герой Отечественной войны с Наполеоном, особенно отличившийся в битве при Кульме. Его портрет кисти Дж. Доу помещен в Военной галерее 1812 года в Зимнем дворце. Как командир Семеновского полка, он заслужил уважение солдат и офицеров, в том числе будущих декабристов.

Отправляясь в 1829 году на войну с Турцией, Потемкин передал дом своей богатой теще – Ольге Константиновне Брискорн (1776 – 1836) из рода бессарабских бояр, чьим первым мужем был Анания Герасимович Струков, помещик из Малороссии. В 1808 году вдова вышла замуж за сенатора Федора Максимовича Брискорна, сына придворного аптекаря. Он воспитывался с побочным сыном Павла I и состоял у императора секретарем. В Курской губернии его жена имела обширное поместье, крестьян в котором она столь жестоко эксплуатировала, что получила прозвище Курская Салтычиха.

Осенью 1831 года в «довольно скромной квартире» на втором этаже недавно отстроенного корпуса по Галерной поселился А. С. Пушкин с женой. Они прожили здесь всего полгода и затем переехали на Фурштатскую. За полгода, проведенные Пушкиным в доме Брискорн, из печати вышли: «Моцарт и Сальери», «Пир во время чумы», восьмая глава «Евгения Онегина», третья часть «Стихотворений Александра Пушкина». Тогда же поэт участвовал в литературном обеде, посвященном открытию книжной лавки А. Ф. Смирдина на Невском.

Дом унаследовал старший сын Брискорн от первого брака – генерал-майор Петр Ананьевич Струков (1803 – 1882). Он перестроил в 1875 году дворовые флигеля, облицевав их глазированным кирпичом, и заново отделал четырехэтажный корпус по Галерной. В расширенном со двора лицевом доме была устроена изогнутая парадная мраморная лестница, богато украшенная в стиле эклектики лепкой и дорическими пилястрами. Эта отделка сохранилась, как и узорчатые кованые перила. В двух квартирах можно также увидеть лепные карнизы, межстенные зеркала, наборный паркет и старые двери. Думается, автором переделок был академик К. К. Рахау, недавно закончивший перестройку соседнего дома № 54.

В 1883 году дети умершего генерала по раздельной записи передали дом старшему брату – генерал-майору от кавалерии Александру Петровичу Струкову. Он с овдовевшей матерью занимал 15 комнат в бельэтаже; остальные помещения сдавались в наем. Одним из квартиросъемщиков был в 1887 – 1888 гг. неутомимый путешественник Н. Н. Миклухо-Маклай, о чем напоминает мраморная доска на фасаде. После многих странствий он поселился в Петербурге, где и умер и был похоронен на Волковском кладбище. Нынешние его потомки живут далеко – в Австралии.

В 1912 году дом перешел к младшему Струкову – Анании Петровичу, у которого его отобрала новая власть.

В наши дни сложно попасть в главный дом, купленный частным лицом, – его квартиры (кроме одной) пустуют и только восточная часть первого этажа занята частной художественной галереей. Невозможно предугадать, как в будущем сложится судьба исторического здания.

Виктор АНТОНОВ
spbvedomosti.ru
Вы можете добавить "Галерную улицу" в "Мои источники".

Комментарии (0)

добавить комментарий

Добавить комментарий

показать все комментарии
Информация

Посетители, находящиеся в группе гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.