Хранит он прежний вид

По застройке Английской набережной можно сегодня хорошо изучать историю петербургской архитектуры. Здесь представлены почти все стили XVIII – XX веков, включая классицизм, который, например, тотчас можно распознать в фасаде трехэтажного дома № 24, второго от Замятина переулка. Первый этаж рустован, два верхних оставлены гладкими. Ризалит завершен треугольным фронтоном и отмечен широким балконом.

Хранит он прежний вид

Первый известный нам владелец участка трудился, как и многие его соседи, на верфи близлежащего Адмиралтейства. Был он машинным мастером, т. е. механиком, и звали его по-русски Анисим Моляров, хотя, скорее всего, происхождением он был иностранец. В 1714 году Моляров продал свое владение, где стояла изба, пильному мастеру (начальнику лесопилки) Яну Геранту (?) – вероятно, голландцу.

В 1732 году новым владельцем значится морской капитан князь Иван Яковлевич Лобанов-Ростовский, прозванный Большой, из старинного аристократического рода. Именно он начал возводить на участке двухэтажный на подвалах каменный дом в стиле барокко. Более полувека его фасад, расчлененный лопатками, с окнами в лепных наличниках изменениям не подвергался.

В собственности Лобановых-Ростовских особняк находился до 25 февраля 1768 года, когда ротмистр князь Иван Иванович (1731 – 1791) продал его лондонскому купцу Джеймсу Джексону, входившему в торговую компанию «Портер и Джексон», которая, между прочим, поставляла ко двору веджвудский фарфор.

В начале 1785 года дом у купца приобрела Мария Васильевна Олсуфьева (урожд. Салтыкова), которая только что похоронила своего мужа сенатора Адама Васильевича Олсуфьева, долголетнего управляющего Кабинетом императрицы Екатерины II. Она переехала из особняка на Большой Морской ул., где размещалась богатейшая художественная коллекция покойного вельможи. Через четыре года Олсуфьева в качестве приданого отдала дом своей дочери Наталье, которая вышла замуж за статского советника Григория Павловича Кондоиди, сына лейб-медика из греков. Семья владела домом целых три десятилетия, его перестроив – вероятно, в начале 1790-х гг. – в стиле классицизма.

В 1818 году в дом въехала «кавалерствующая дама» Александра Афанасьевна (урожд. Елагина), супруга боевого генерала графа Николая Алексеевича Татищева, который отличился в битве при Кагуле и двадцать лет командовал в столице лейб-гвардии Преображенским полком. Прожила она в доме всего семь лет, после чего он перешел в руки генерал-майорши Агафоклеи Марковны Сухаревой, дочери М. Ф. Полторацкого, директора Придворной певческой капеллы, и тетки Анны Керн. Ее матерью была небезызвестная Полторачиха, жестоко обращавшаяся со своими крепостными.

Пробыв пять лет домовладелицей, генеральша в 1830 году тоже продала здание – за 180 тыс. рублей Карлу Романовичу Липгарту (1778 – 1853), будущему предводителю лифляндского дворянства, который предпочитал жить в своем великолепном имении Ратсгоф под Дерптом. От первого брака у него было 16 детей, от второго – двое. Липгарт был знатоком и коллекционером художественных произведений. В библиотеке его имения было до 30 тысяч книг. Он увлекался также музыкой и садово-парковым искусством. Внук этого Липгарта – Эрнст-Фридрих стал известным русским художником салонного направления.

От Липгарта дом в 1840 году купил первогильдейский купец Корнилий Шитт, норвежские предки которого с 1711 года торговали русским зерном. У купца было пятеро детей, и все они, кроме Ольги, носили протестантские имена. Прошло десять лет после покупки, и надстроить флигель на Галерной Шитт пригласил академика Л. Л. Бонштедта.

В 1865 году хозяйкой особняка стала Ольга Николаевна Варгунина (урожд. Медникова), супруга потомственного почетного гражданина Павла Ивановича (1821 – 1880), который вместе со старшим братом Александром являлся владельцем Невской писчебумажной мануфактуры. Братья заботились о своих рабочих и создали для них при фабрике школу, общежитие, церковь и даже театр. Павел Иванович был «любитель церковного пения, балалаечной игры и охотник за фабричными девушками».

Уже в 1866 году новая владелица заказала архитектору А. Ф. Занфтлебену полностью переделать под эклектику фасад главного дома, но он ограничился новым оформлением интерьеров и изменил обрамление окон. После смерти Варгуниной – она занимала в бельэтаже семь комнат «с хорошей отделкой» – здание в 1901 году по разделу досталось ее младшему сыну Ивану Павловичу, вместе с братьями руководившему семейной фабрикой.

С 1910 года дом снова в дворянском владении, на сей раз камер-юнкера Виктора Викторовича Скаржинского, богатого малороссийского помещика, служившего чиновником по особым поручениям при Министерстве земледелия. Жена этого действительного статского советника Ольга Оттоновна была попечительницей Евгениевской общины сестер милосердия, которая сегодня известна главным образом по своим великолепным изданиям художественных открыток.

Скаржинский задумал капитально отремонтировать главный дом, повысить его по высоте и переделать парадную лестницу, а также надстроить флигеля и корпус на Галерной, но все это по какой-то причине сделать не сумел, и проект Г. В. Войневича остался неисполненным.

В советское время дом на набережной был переделан под коммуналки, и от прежнего убранства (в том числе от парадной лестницы) ничего не осталось. Сейчас он наполовину расселен и меняет квартирантов.

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА
Виктор АНТОНОВ

Источник: С.-Петербургские ведомости



Вы можете добавить "Галерную улицу" в "Мои источники".
Хотите получать самые актуальные новости сайта на свои мобильные устройства? Подписывайтесь на нас в Яндекс Дзен!

Пожаловаться на статью

Комментарии (0)

добавить комментарий

Добавить комментарий

показать все комментарии
Информация

Посетители, находящиеся в группе гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.